^


Эротические рассказы


1 1 1 1 1 Рейтинг 4.22 (36 Голосов)

«Ну, для чего тебе нужен этот упырь?» - строго спросила Анатолия жена, наблюдая, как он разглядывает небольшой пузырёк прозрачного стеклышка, с маленькой черной точкой внутри. Никак на это не отреагировав, Анатолий тяжело вздохнул, положив заветную склянку в ящичек своего письменного стола. Не было известно Марине, что с этой причудливой вещицей, у него ассоциируются одно из самых волнующих сексуальных переживаний. А произошла эта история прошлым летом, когда Анатолий, как всегда, проводил отпуск у себя на даче, вместе с женой Мариной и пятилетним

сыном Александром. Уже три года подряд, к ним погостить на пару недель заезжала старшая сестра Марины – Алёна, с дочкой Машей. Это были весёлые деньки! Днём они дружно ходили по грибы да по ягоды, купались, а вечером, устраивали небольшое застолье в расположенной в огороде беседке, за бутылочкой вкусного вина, которое Анатолий делал самостоятельно из слив, яблок и черноплодной рябины - всего того, что вырастало на даче. А ответственным лицом за меню, вечернего застолья, по умолчанию была Маринина сестра. Готовила она – восхитительно! Каждый приготовленный ею ужин – это просто, званый пир! Алёна была очень весёлая и разговорчивая женщина, и Анатолий всегда удивлялся, по какой причине она, когда-то давно разошлась с супругом, так и не сыщет себе достойного мужчину. Её дочь, Маша, племянница Анатолия, была точной копией матери, такая же стройная и симпатичная девушка, которой скоро должно уже было исполниться 15 лет.
Как-то раз, придя из леса, дружно пообедали, отдохнули, и Анатолий принялся копать новую компостную ямку, а Марина с Алёной ушли на станцию, за покупками в магазин. Маша с ними не пошла, осталась вместе с Александром смотреть какой-то фильм по телевизору. Неожиданно, к стоявшему по грудь в выкопанной яме Анатолию, подбежала встревоженная Маша. «Что случилось?» - поинтересовался он взволновано. «Дядя Толя, у меня клещ засел!» - испуганно сказала девушка, смотрев при этом на Анатолия, как на мессию, которому по силам избавить её от возникших земных проблем. Это было не впервой: Анатолий уже не раз вытягивал присосавшихся насекомых у своих домашних, и проделывал это с необычной ловкостью, при помощи обыкновенной нитки. Об этом способе он знал со времён студенческих лет, когда он ходил в туристическую секцию, и проходил по лесам не один десяток километров.

«Ну, пошли, я сейчас руки вымою, и вытащу проказника!» - произнёс он, даже не спросив, как и где засел клещ. Они зашли в дом, Анатолий помыл руки, вытащил из ящика нить, и завязал узлом, но до конца затягивать не стал, оставив петельку, размером немного больше спичечной головки. Маша заметно волновалась. «Да не переживай ты, это секундное дело, и, главное, совершенно безболезненное! - подбодрил Анатолий девушку – Ну, куда он в тебя вцепился?» Девушка молча стояла в нерешительности. Прибежал оторвавшийся от телевизора Александр, услышав, что происходит что-то увлекательное. «Дядя Толя, - смущаясь, начала Маша, - Клещ в меня вцепился вот туда, - при этом палец девушки уткнулся в паховую область, - Мне стыдно…» «Я тебя что ли стесняю? – улыбнулся Анатолий, и, уже доверительно произнёс – Нечего стесняться, мне и не такое видеть приходилось, а вот Александра мы сейчас отвлечем!»
В то время, как он усаживал сынишку перед телевизором, расхваливая мультфильмы, шедшие по каналу, Анатолия не могла покинуть мысль того, что предстоит ему вскоре увидеть, и приятный холод щекотал его изнутри. Племянница ему была симпатична, которая к 15-ти годам была стройная с развитой фигурой и оформившейся грудью, только  вот бедра были немного узковаты, от чего Маше чуть не хватало женственности. Личико девушки было весьма красивым: серые выразительные глазки, сочные губки, небольшие ямочки на щёчках, длинные, золотистые волосы – это всё смотрелось притягательно. Немного портили вид две вещи: немного крупноватый носик, доставшийся ей, скорей всего от отца, которого Анатолий не знал, да подростковые прыщики на белой коже лица, которых Маша очень стеснялась, и ежедневно мазала их каким-то лосьоном, подолгу простаивая у зеркала.
 Анатолий с Машей поднялись на второй этаж, там была спальня, и приступили к процессу извлечения клеща. Маша села на кровать, развернувшись к окну, для улучшения освещения, и нерешительно подняла полу легкого трикотажного халата. Взору Анатолия предстали желтенькие  девичьи трусики с изображёнными мишками и сердцами на них. «Совсем ещё дитя!» - промелькнуло у него в голове. «Ну, и где же этот негодяй, посмевший укусить мою ненаглядную племяшку?» - весело сказал Анатолий, хотя волнение овладевало им всё больше и сильней. Маша нерешительно отодвинула край трусиков, как раз возле лобка, так, что виднелись темные курчавые волосики. Вот там на границе роста волосиков, где кожа более нежная, и торчал вцепившийся в юную плоть кровосос. Анатолий присел на корточки, возле немного расставленных в стороны красивых ножек, и приблизился к точке укуса. Сейчас надо набросить на клеща петлю, затем затянуть её поближе к телу. Мастерство как раз в этом и заключается, хотя при нужной сноровке ничего невозможного тут нету, а эффект от этого способа проверен уже сотню раз. Но, Анатолий никак не мог сосредоточить на этом свои мысли - его взгляд, был притянут к обтянутому жёлтой тканью трусиков, лобку Маши. От которого, исходил приятный возбуждающий запах. Его руки заметно подрагивали от волнения, и выполнить знакомое действие никак не получалось. Каждый раз, петля слетала с него в самый ответственный момент.
«Знаешь, - обратился Анатолий к Маше, - Никак не получается зацепить его нитью. С одной стороны твоя ножка мешает мне, а с другой – ручка, которой ты трусики держишь». Маша убрала ручку, но получилось ещё хуже: опустившийся на место край трусиков полностью прикрыл клеща. «Да, - почесал Анатолий затылок, - таким образом, мы его не достанем! Придется, наверное, маму твою дожидаться с тётей Мариной, пускай они как-нибудь извлекают этого гада!» «А зачем их дожидаться?» - удивилась племянница. «А по другому как? Не снимая трусиков ничего не получится!» - сказал Анатолий, и расстроился: ему и самому хотелось, взглянуть на то, что находится за заветной жёлтенькой тканью, в глубине души. «Так давайте, их снимем…» - вывел его из задумчивости робкий голос Маши.

Если бы Анатолия в этот момент облили  ведром холодной воды, то это оказало бы на него намного меньший эффект, чем вот эти робкие слова девушки. Самому же ему было не удобно, предложить такое Маше, а тут! «Смотри, если хочешь – дрожащим голосом произнёс Анатолий ,… давай попробуем». Молча Маша, согнув стройные ножки в коленях, ловко стянула свои трусики, и снова приняла первоначальную позу. Анатолию показалось, что похолодало. Он был не в силах оторвать взгляд от красно-розовой щёлочки, обрамлённой темными волосиками, которая была так близко, что естественно ощущался интимный запах, исходивший от неё. Анатолий почувствовал, пульсирующие толчки, которыми его мужское достоинство, приходит в боевую активность. Набросив на насекомое петлю, Анатолий осторожно затянул её. Получилось всё с первой попытки. Теперь, сведя оба кончика нитки вместе, необходимо резко дернуть, для извлечения клеща. Раз!
«Всё готово!» - как можно веселей произнёс Анатолий, демонстрируя девушке свисающего на нитке кровососа. Маша сидела, поджав губки, и глядела куда-то в сторону, ничем не отреагировав на дядину шутку. Только сдвинула ножки вместе. «Погоди, - сказал Анатолий, - Надо место укуса обработать спиртом». Она опять развела ножки в стороны, и дядя тщательно обработал смоченной в спирте ватой там, где находился клещ. Закончив  это, и отбросив ватку в сторону, Анатолий вновь принялся разглядывать половые органы Маши, пока она не сдвинула ноги и не надела трусики. Но та не двигалась, как окаменевшая статуэтка. Не удержавшись, Анатолий приблизил свои пальцы к тёмному треугольнику волосиков на лобке племянницы, и нежно провёл большим пальцем вдоль половых губок, снизу вверх, от вагины к клитору. Ему казалось, что они абсолютно сухие на ощупь, а, повторив движение и усилив при этом нажим, палец его руки легко проскользнул внутрь влагалища, покрывшись мокрыми выделениями.

«Да девчонка  не на шутку возбудилась!» - мелькнула у Анатолия мысль. Маша не шевелилась, и, казалось, даже не дышала. « Я, смотрю ты уже, совсем взрослой стала!» - нарушил Анатолий тишину. При этом продолжая поглаживать щелочку девушки, уделив всё внимание клитору. Увлажнившись, этот орган увеличил размеры, и стал выпирать из больших половых губок, напоминая треугольную часть маринованного мяса: таким же нежным и мокрым он был. Размякшее влагалище сочилось влагой. Анатолий убрал уже совершенно промокший палец, и, посмотрев в лицо Маши, спросил: - «Приятно?» Не ответив, девушка пожала плечиками и свела ножки. «И зачем я спросил её об этом?» - ругал себя Анатолий, глядя, как племяшка надевает трусики. А вслух произнёс: - «Вот и всё, как видишь, ничего болезненного! Теперь я положу этого кровососа в пузырек, если завтра у тебя вокруг укуса вдруг появится краснота, то нужно будет его повезти на экспертизу, чтобы не заболеть энцефалитом». Оставшаяся часть дня прошла, просто замечательно.
Вот только Анатолий еле дождался ночи, для того, чтобы с Марининой помощью избавиться от скопившегося сексуального напряжения. Но, в сексе ему было отказано, она сослалась на начавшиеся «критические дни». Ну, это просто невозможно! Как же не во время! Он начал уговаривать её, чтобы получить оральные ласки, но и тут был получен от ворот поворот! Причина в том, что Марина за 8 лет совместного проживания хоть и научилась делать ему отсос, но будучи весьма брезгливой особой, она отсасывала у Анатолия только после ванной или бани. Но на даче ванной не  было, а банька сегодня не топилась. Всё сошлось к тому, что этот день был не его! Затем Анатолий положил руку жены себе на восставший член, и сказал, что не сможет спать сегодня, если ему не сделают приятно. «Да что сегодня с тобой происходит! – проворчала Марина, но немного помяв мужское достоинство, предложила – Ну, давай, тебе его подрочу!» Не получив ответа, она присела на корточки, и стала двигать крайнюю плоть стала вверх-вниз, понемногу увеличивая темп и сжатие. Анатолий кончил быстро и обильно. «Ого – го! – удивилась супруга, - да ты целый океан устроил, с пол чашки накончал! И почему это ты сегодня, такой возбужденный?» Но Анатолий не обратил на ворчание супруги внимания – ему стало легче, и он смог заснуть, погрузившись в негу эротических сновидений.

Вечером следующего дня, Анатолий принялся топить находившуюся в конце огорода небольшую баньку, достигая при этом сразу двух целей. Во-первых, чтобы добиться от Марины полноценного отсоса, на который он очень сильно надеялся. А во-вторых, у него появился план, как ещё разок взглянуть на Машины гениталии. В Баньке помещалось не более 2-х человек. Сперва вымылся и попарился он, затем баню посетили Алёна с Мариной, а следом, после того как Марина искупала Александра, мыться пошла Маша. Вот этого момента и дожидался Анатолий. Улучив минутку, когда женщины находились дома увлечённые разговорами, он шмыгнул в огород, и тихо протрусил по тропинке. Крадясь среди кустиков смородины и цепляясь о свисающие ветви яблонь и слив, сдерживая с трудом своё волнение, а биение его сердца, казалось, заглушало пение птиц. Пройдя в предбанник, его взору сразу предстали лежащая на лавочке куча одежды, сверху которой, ягодкой на вершине торта, находились желтые трусики, с медвежатами и сердечками. Вспотевшими пальцами Анатолий взял их, и развернул наизнанку. В том месте, где трусы соприкасались с киской девушки, явно виднелось засохшее пятнышко, твердое на ощупь, которое излучало чёткий запах женских выделений. Анатолий в комнатку для мытья бани, вошёл уже с оттопыренными штанами. Маша стояла голенькая, посередине парилки, прикрывая одной ручкой грудь, а второй – промежность. Её глазах были не испуганны, а удивлены и полны любопытства. «Я это… пришёл взглянуть, нет ли у тебя покраснения от укуса клеща…- отрывками заговорил Анатолий, начисто позабыв заготовленный текст, - А знаешь, это, ну, энцефалит…» Маша на это почему-то засмеялась, и сказала: «Понятно! Пожалуйста, смотрите!» И убрала ручку прикрывавшую лобочек. Когда девушка развернулась к свету, Анатолий присел, и принялся рассматривать «укус». Вся поверхность кожи юной племянницы была мокрой и блестящей, а мягкие волосики на лобке сплелись от воды и пены. Увидев заветную щелочку, Анатолий перестал себя контролировать, начав гладить киску девушки пальцами. Она не отстранилась, а только немного пошире расставила ножки. Это движение, было замечено  дядей, и он, громко дыша, второй рукой стал мять юные ягодицы. Маша сначала стояла тихо, затем, томно вздохнув, убрала вторую ручку от груди, и, немного откинувшись назад, опёрлась на полати. Анатолий, увидев сочную грудь девушки, привстав, стал мять и её. Маша закрыла глазки и плыла по течению, которое уносило её всё дальше и дальше в страну блаженства и наслаждения. Сильной вспышкой её разум озарился бурным оргазмом, исток которого, находился между ножек, где так приятно хозяйничала меж нежных складок её киски дядина рука.
«Дядя Толя, можно я домоюсь…» - практически шепотом проговорила Маша, придя в себя. «Да, конечно же домойся, - Анатолий смутился, - С лёгким паром, Машенька!» «Спасибо!» - ответила та, немного улыбнувшись.

До самого сна Анатолия мучила сильная эрекция. В те моменты, когда рядом была Маша, и особенно ловя её взгляды на себе, его член, совсем готов был вырваться из штанов. Марина, лёжа с Анатолием в кровати, вновь удивилась внезапной вспышкой повышенной возбудимости мужа. Но, так как тот был весьма настойчив и чистый телом, взялась губками и язычком доставить ему наслаждение. Анатолий лежал на спине, а любящая супруга ритмично двигала голову, склонившись над его вставшим колом членом. Моментами она вынимала влажный от её слюны твёрдый орган из ротика, и облизывала мошонку, пытаясь пошевелить язычком находящиеся там яйца, от чего супруг с наслаждением постанывал. Вся процедура происходила недолго: перевозбужденный Анатолий с хриплым рычанием наполнил рот супруги густой спермой. «Ты утопить, меня хочешь?! – возмутилась Марина, - и откуда её в тебе столько взялось?» Что он мог сказать ей в ответ? Что он сгорает от страсти к своей племяннице?
На следующий утро Анатолий не мог найти чем себя занять. В его голове, словно пчёлки в улье, гудели помыслы о том, чтобы ещё как-нибудь увидеть, а лучше всего прикоснуться, к половым органам Маши. Но все приходившие на ум способы показались ему банальными. А Маша, как будто чувствуя, что у дяди появился к ней нездоровая сексуальная заинтересованность, начала с ним чаще разговаривать, проявляя несвойственный ей по возрасту интеллект. Смеялась, когда он острил, шутила сама, и в общем – обходилась с ним как с самым лучшим другом. Да всё это так бросалось в глаза, что даже Марина сказала в укор Алёне, что, мол, посмотри, как доченька к мужскому полу тянется, а ты всё время одна живешь, а Маше нужен отец, или личность мужского пола, ему на замену.
После обеда, Марина с Алёной ушли на станцию за покупками, а Анатолий остался дома, с Машей и Александром. Грех было упускать подвернувшийся случай, когда он находился, можно сказать, наедине с племянницей, но и как обратиться к ней с непристойным предложениями он пока не знал, так как вариант с покраснением возле укуса, уже был не актуален. Но ничего другого не могло прийти в голову, и, в конечном итоге, Анатолий решил использовать его. Не согласится, так не согласится – что уж тут поделаешь! Не насильно же её раздевать! Вот так размышляя он и пошёл к Маше, которая в огороде поедала смородину с куста.
«Маша, - неуверенно начал Анатолий, - может, это, ещё разок посмотрим, не появилась ли краснота возле того места, ну, куда, клещ впился…». Девочка взглянула на него, с лёгкой усмешкой, как ему показалось, от этого он покраснел, но в ответ она согласившись кивнула головой. По старому сценарию, они посадили Александра перед телевизором  и вместе поднялись наверх. На Маша сегодня был надет  беленький топик, и чёрные обтягивающие шортики. Постояв секунду  раздумывая, она сняла шорты, оставшись в трусах, на которых было написано «I love you!» на лобочке. Интересно, к кому была обращена эта надпись?

Девочка присела на кровать и слегка раздвинула ножки. Анатолий сразу увидел мокрое пятнышко на розовой ткани трусов. Это его воодушевило, присев на колени, он приблизился к заветному месту. «Дядя Толя, ты меня выебать хочешь?» - вдруг спросила Маша с такой наивной интонацией, что до Анатолия не сразу дошёл смысл сказанного. «Да ты что? – растерявшись, он не знал как реагировать на подобный вопрос, - о чём ты говоришь? И придумала же такое– «выебать»! Ебут хулиганы по всяким закоулкам. «Первый раз, скорей всего, больно?» - как будто не слыша его бесполезной болтовни, спросила Маша. «Не знаю, мне не больно было, - попробовал отшутиться Анатолий, но, посерьезнев, задал вопрос - А из-за чего ты так считаешь?» «Я у матери в шкафу случайно нашла диск, а на нём… ну вы понимаете, - порнуха. Я посмотрела, когда мамы дома не было, так там у мужиков такие громадные… члены, и женщины громко стонут, когда они засовывают им». «Вот тебе и Алёна – живёт без мужика, да порнушкой балуется! Заняться бы ей следовало!» - подумал Анатолий, но промолчал, а только смотрел, то на мокрое пятно на трусиках Маши, то на торчащие острые сосцы, оттягивающие её топик. «Да ты послушай, что это специально выбирают «актеров» с такими членами, для большего, так скажем, сценического эффекта! И женщины, там такие же, им под стать – такими размерами их не напугаешь! И стонут они специально  для камеры, а сами в голове в это время заработок подсчитывают!» - открыл племяшке глаза на мир порноиндустрии Анатолий. «А ваше «достоинство» большое?» - Маша уже смелее спрашивала. «Не знаю, обыкновенное! У тебя, есть желание посмотреть?» - Анатолий почувствовал, что эта беседа не шуточно возбудила его. Ответом на его вопрос был кивок Маши, при этом дядя и племянница встретились глазами, и оба, разом улыбнулись. Анатолий встал, и медленно стянул трико с трусами, вытащив свой инструмент, давно уже пребывавший в стоячем положении. Несколько секунд Маша сидела не двигаясь, разглядывая дядин член, но затем, осмелев, потянулась к нему рукой. Тонкие девичьи пальцы оттянули крайнюю плоть, освободив раскрасневшуюся головку, пробежали по стволу вниз, аккуратно пощупали яички в мошне, а затем снова вернувшись к головке,  погладили сильно натянутую уздечку.
Анатолию такие манипуляции доставляли удовольствие, хотелось лечь, расслабиться, доверив сокровенный орган в ручки этой неопытной красавицы. «Я смотрю, ты тоже возбужденна!» - кивнув  головой в сторону её влажной промежности, и, придвинулся ближе, начал нежно поглаживать небольшую грудь, теребя затвердевшие соски. Видя, что Маша прикрыла от удовольствия глазки, Анатолий осмелел, и запустил две руки под маячку племянницы, наслаждаясь прикосновениями к нежной коже. Неожиданно, он спохватился: - «А почему ты спросила про первый раз? Хочется попробовать, что ли?» «Да, хочется, - смело заявила Маша, - и хочу, чтобы первым моим мужчиной были вы!» Анатолий замер от неожиданности, слишком уж категорично это было произнесено! «Но почему я!?» - спросил он. «А это потому, что вы лучше всех! Мне моя мама вас всё время в пример ставит и ещё она часто говорит, что тетё Марине повезло с супругом, ну, это конечно с вами, вы – сообразительный, симпатичный, и не выпивающий!» Такое конечно, приятно было про себя слышать.

«А не рановато тебе начинать заниматься сексом?» - на всякий случай спросил Анатолий у Маши. «Нет, не рано – уже многие мои знакомые девчонки трахаются! – с уверенностью ответила племяшка, - И ещё, у меня уже есть мальчик, к сожалению девственник тоже, как и я, и я боюсь первый раз с ним». «Хорошо, давай попробуем, - сказал дядя, половой орган которого, уже давно горел от желания, - вот только я поставлю два условия. Не произноси больше слово «трахать», мне не по душе это слово, красивее говорить – заниматься любовью. И ещё одно условие – всё, что случится между нами, останется тайной для других!» Маша незамедлительно согласилась с этим.
Анатолий достал из шкафчика свою старую рубаху, и сказал: - «Постелем под твою попку, чтобы не испачкать кровать». «Чем испачкать, моей кровью?» – испуганно спросила девочка. «Ну, всякое бывает», - замялся дядя. Он, в свои тридцать лет так не разу девственницу и не попробовал, даже верная жёнушка была проткнута не им. Однако он где-то прочитал, что в первый раз, рекомендуется подложить под попу женщине что-нибудь мягкое, можно – небольшую подушечку, и эти меры должны облегчить проникновение. Анатолий скомкал рубашку, и подложил её под попку Маше, которая к этому моменту уже стянула трусики и внимательно смотрела на дядины гениталии. Внешне она была вполне спокойна, а вот Анатолий проявлял все признаки некоторого душевного волнения. Приблизившись к разведёнными в стороны ногам Маши, он, обхватив стержень своего детородного органа пальцами, начал пытаться его вставить в узенькое влагалище. Но, всунул только головку, которая сразу же смазалась влагалищными выделениями девочки, у него никак не получалось выбрать подходящий угол вхождения: от его поступательных движений, носик Маши болезненно морщился. В итоге, он нашёл положение, при котором его орган без труда скользил вперёд, и племянница не ощущала боли, но для этого было необходимо приподнять её ножки кверху. В тот момент он и вогнал свой инструмент рывком, забив гвоздь как будто, до самого основания, в вагину Маше. Девочка ойкнула, зажмурив на миг глазки, но скоро расслабилась, наверное прислушиваясь к собственным чувствам.

А Анатолий во всё внимание наблюдал диковинную картину: как его ствол выходит и входит в юное девственное тело. Иногда он вынимал член полностью, осматривая головку, и успевал посмотреть в ещё не успевшие закрыться створки розовых половых губок племяшки. Это его возбуждало ещё сильней! Крови практически не было, только несколько капелек которые размазались по стержню его органа и темненьких пятнышек промеж влагалища и ануса. Анатолий параллельно с возбуждением ощущал невероятную гордость: он стал первопроходцем этого юного тела! Ведь именно его выбрала молодая прелестница решившая положить начало взрослой жизни! В таких раздумьях он едва было не пропустил неизбежно подступивший оргазм: его ягодицы сильно сжались, член стал каменно твердым, а откуда-то снизу раскатились волны приятного наслаждения, от этого перед глазами Анатолия вспыхнули яркие пятна. Едва-едва он успел выдернуть приносящий удовольствие орган из Машиного влагалища, и действуя  рукой бурно кончил, облив живот девушки спермой. Кучерявые волосы на лобке девушки слиплись от попавших на них крупных капель беловатой тягучей жидкости, из-за этого имея неряшливый вид.
Маша сидела на кроватке с растерянным видом, с любопытством переводя взгляд с испачканного животика на понуро повисший дядин член, которой ещё минуту назад так настырно вторгался в её влагалище. А Анатолий вдруг испытал чувство стыда за содеянное. Возможно он зря всё это сделал? «Не получилось кончить?» – спросил он Машу. «Да, - ответила та, - Но я получила удовольствие! Немного поначалу больно, а потом – приятно!» «В первый раз кончает далеко не каждый! – тоном школьного учителя произнёс дядя, - потом будет ещё более приятно, главное – начать!» Наблюдая то, что девушка осталась счастлива, несмотря на то, что не кончила, и его настроение поднялось. Он заботливо вытер рубашкой животик Маши, и нежно поцеловал её губки. «Скоро мама вернётся с тетей Мариной из магазина, - предупредил её он, - пойди скорее в баню, подмой себя, как следует! И гляди – не проболтайся о этом нашем секрете!» «Дядя Толя, а мы ещё разок попробуем?» - поинтересовалась племяшка. «Ну, если ты будешь за, то естественно попробуем! Но этим  надо заниматься очень осторожно, чтобы не узнала мама и тетё Марина. И помни, что у твоей матери отпуск заканчивается, и вы скоро уедите!» - ответил ей Анатолий.

Но на следующим днём ничего у них не вышло: женщины были постоянно рядом, и из-за этого уединиться и насладиться любовными ласками не было никаких шансов. Оставалось снова ждать, когда Алёна с Мариной снова уйдут на станцию за покупками, а ходили они всегда через день. Анатолий всё это время не отводил с племянницы взгляд: эта сероглазая красавица нравилась ему всё сильнее и сильнее. Её движения, голос, то как она смеялась и особенно запах очень сильно волновали его, и ему постоянно приходилось искать её общества. И похоже, что-то подобное чувствовала и Маша: она ходила за дядькой как привязанная, внимала каждое сказанное им слово, и не спускала с него своего восхищенного взгляда. Анатолий знал название этому чувству, и больше всего опасался, что такое обоюдное обожание не останется незамеченным супругой.
Наконец настал тот ожидаемый момент, когда супруга с Алёной отправились на станцию. Анатолий и Маша уже заранее готовились к этому: поочерёдно сходили в баньку и тщательно подмылись и ещё была приготовлена подстилка на кровать, для того чтобы не осталось «следов преступления». Как только они остались одни, Анатолий поднял девушку на руки и аккуратно уложил на супружеское ложе. Маша обвила шею дяди ручками и впилась ему в губы страстным поцелуем. Анатолий уже давно отвык от поцелуев: такие ласки с супругой носили только формальный характер – так, чмокнутся друг с другом перед физическим контактом, и всё. И тут ему приходилось даже сдерживать неумолимый пыл племянницы, которая как будто старалась высосать все внутренние органы из него, откусить язык и покусать губы. «Маша, миленькая, осторожней! Следы ведь могут остаться: губы посинеют!» - предупредил её он. Анатолию не терпелось приступить к самому главному, и поэтому он отстранившись от девушки стянул с неё футболку, под которой отсутствовало бельё. Какая прекрасная форма груди была у Маши! Не в силах сдержать  эмоции Анатолий припал к ней губами и принялся вылизывать розоватые остренькие соски. Ему так хотелось чувствовать их, что он принялся с усилием посасывать их, прикусывать, облизывать по окружности. Маша напряглась: - «Дядя Толя, следы останутся! Вы сказали ведь сами!» А дядька уже скользил язычком по гладкому девичьему животу, оставляя на нём мокрые следы, ведущие к линии трусиков. Маша стала дышать чаще. Охваченный возбуждением Анатолий рывком снял с неё трусики и уже практически не контролируя себя принялся лизать у племянницы промеж ножек. Нежные волосики лобочка щекотали его нос, но он, не уделяя этому внимания, с усилием вводил свой язык в влажную пещерку, стараясь погрузиться как можно глубже. Смесь слюны и соков Маши стекали по его губам и подбородку. А девушка, обалдев от такой ласки, лежала на спинке согнув в коленях ноги, и широко развела их в стороны, облегчив доступ к промежности. Закрыв глаза, она тихо стонала, левая рука её в это время мяла собственные груди, а правая – ныряла в густые волосы пристроившегося между её ножек дяди. «…Дядя…Толя,..как… мне… хорошо!» - еле произнесла она таким страстным тоном, что Анатолий не выдержав, стянул с себя штаны с трусами, и начал вставлять готовый взорваться член туда, где мгновение  назад был его язык. Маша застонала сильней, но умело подготовленное ласками дяди дырочка легко проглотила возбужденный член. Оргазм у Анатолия подступил непривычно скоро, как в пору прошедшей молодости, и он, вынул член рукой из племяшки за секунду до начавшегося семяизвержения, направил его головку на её животик. До того, как оставшиеся капли спермы вылились на бархатистую кожу, Анатолий обессилено упал на девушку, надавив на неё своим телом. А та, как будто ждала этого: крепко обняла его шею хрупкими руками и, припала к его губам поцелуем, ещё сильнее притянув дядю к себе. Лужа семенной жидкости размазалась меж их животов, но любовникам было наплевать на это. Такого Анатолий не испытывал прежде никогда!

К великому сожалению, ещё раз насладиться друг дружкой не представилась возможность: через два дня Маша с Алёной уехали, а всё это время остаться наедине никак так и не удалось. Анатолий и Маша эти два дня всё время были вместе: везде ходили вдвоём, так что Анатолий стал переживать - а не заподозрят чего-нибудь ли, опытные женщины? И не смотря на всё это, он просто был без ума от любви к племяннице. Провожая гостей на станция, они шли пешком: Алёна с Мариной и Александром чуть впереди, а Анатолий с Машей– сзади. Женщины неугомонно разговаривали всю дорогу, как будто так и не смогли наговориться за две недели, не на кого вокруг не обращая внимания. Дядька с племянницей уныло шли вслед за ними в расстроенных чувствах от предстоящей разлуки. «Дядя Толя, а я позабыла спросить, - поинтересовалась Маша, - а у меня в том месте, куда клещ вцепился покраснения-то не было?» «Не знаю, Машенька, я, честно говоря, не успел обратить внимание. Но я думаю, что ты не заболеешь энцефалитом однозначно: так как пик заражений этим заболеванием приходится на май месяц– начало июня. Тебе не о чём волноваться!» Какое-то время они шли в тишине, а потом Маша вдруг сказала: - «Я скучать буду по тебе!» У Анатолия защемило сердце: - «И я буду. Даже, наверное, сильнее тебя. У тебя же ты говорила есть парень, так что некогда скучать тебе будет– будете с ним вместе осваивать новые техники секса!» «Но ведь и у тебя супруга есть, - тетя Марина!» - напомнила племяшка. «Это, конечно, так и есть, но… Эх, не поймёшь ты пока ещё! – Анатолий выразительно взмахнул рукой. - Лучше дай мне обещание, что будешь помнить о предохранение!» «Обещаю!» - клятвенно убедила его Маша.

С тех самых пор не прошло и дня, чтобы Анатолий не вспоминал свою девственную любовницу. Долгими зимними вечерними часами, пока жена смотрела телевизор с бесконечными бредовыми сериалами, он частенько доставал пузыречек с клещом, рассматривая его на свету настольной лампы, мысленно радуясь за то, что клещ оказался в необходимом месте в нужное время. Мысли уходили в приятные воспоминания, завершением которых являлась сильная эрекция. Анатолий ждал следующего лета…

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Сайт Эрос - рекомендуется просматривать исключительно лицам старше 18 лет, так как содержит информацию включающую в себя эротические сцены
откровенного характера. Все рассказы вымышленные. Администрация не несёт ответственность за творчество авторов
и все рекламные материалы опубликованные на данном ресурсе.